Дебютный роман молодой киевской писательницы Ады Самарки в своем сюжете не несет ничего сенсационног

 
 

Дебютный роман молодой киевской писательницы Ады Самарки в своем сюжете не несет ничего сенсационног




Дебютный роман молодой киевской писательницы Ады Самарки в своем сюжете не несет ничего сенсационного– недвусмысленные отношения несовершеннолетней девочки и взрослого циничного дядьки, крымским летом, под шум волн и вечерний шелест заповедной можжевеловой рощи покажутся искушенному читателю скорее модной закономерностью, чем эксклюзивной вкуснятиной.
Секс в украинской литературе понятие так же не новое, и не шокирующее – на волне пост-миллениумовских перемен и общей европейской интеграции, высвобождая свою дикую энергию, наши дивчыська поскидывали вышиванки, и залихватски крутя ими над головой ускакали в знойную прерию украиноязычного оргазма, и интеллигентные ублюдки, с глубоким внутренним миром и без каких-либо тормозов, под шаманские мелодии, в своем по-гессевски продвинутом добровольном одиночестве неоднократно припадают губами ко всем сокровенным местам женского тела.
Когда читаешь художественные произведения, изобилирующие эротическими сценами, то практически всегда ощущаешь себя на смотровой площадке, расположенной над стеклянным потолком комнаты, где внизу сношаются, или у экрана телевизора (с характерными полосами, придающими картинке будоражащее правдивый вид «риал-тайм», ничем не украшенный) но за всеми этим наглядными, графическими примерами, за кадром остается духовная сторона вопроса, которая в идеальном случае и является тем двигателем, что запускает механизм человеческого коитуса и отличает его от собачей свадьбы.
«Вкус запрета» в этом отношении – удивительно целомудренная книга, где зрителю, удобно усевшемуся в кресле и ожидающему четкую картинку с подробным анатомическим описанием вдруг становится почти ничего не видно, хотя изысканными, влажными, бесстыдными словесными кружевами он проваливается прямо между скользкими телами, уже по ту сторону монитора, ощущая их мурашки по коже. Даже больше – в мозг и сердце несовершеннолетней партнерши, смысл чьей наполненной морем и солнцем жизни сводится к обладанию мерзавцем. Секс тут занимает вроде бы ключевое место – 14-лентяя героиня отдыхает на черноморском курорте вместе с роднёй (строгие родители, приличная семья) и ведет дневник, где пишет о своих чувствах (ну не о политике же ей, в самом деле, писать). Но выходит так, что все-таки это роман о любви (о первой, чистой, пламенной, безумной) и дорога к тому же сексу уже идет не из пластика эмансипированных ареалов желаний современной свободной девушки, а из тех дебрей, о каких писали Шекспир и Лев Толстой, например.
Самарка придумала новое слово, описывающее это чувство – слишком яркое и конкретное для многогранной и консервативной Любви, и слишком светлое для липкого Секса. Adoreau – это некий фильтрат полового чувства, лишенный всякой грязи и представленный читателю в упоительно чистом виде. И не имеет значения, что партнером девочки является мерзавец, пляжный бовиан и развратник.
И даже банальный любовный треугольник, образованный из старшей сестры героини, и какие-то другие дамы, и даже намеки на лесбиянство, и присутствие какого-то еще одного пляжного мальчика – это все мягко ложится под теплые волны дурманящего Adoreau, и перекатывается там как мокрая галька, искрясь на солнце


Создан 14 авг 2007



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником